Самая нашумевшая дезинформация 2021 года. Эксперт: «Мы считали, что после 2020 года им уже станет нечего выдумывать»

0

«Новый коронавирус – это бактерия, лечится антибиотиками».

«Европарламент запрещает использовать слова “мать” и “отец”».

«В Европейском Союзе собираются “отменить” Рождество».

«Во Франкфурте за участие в голосовании выплачивали по 50 евро».

«В защитных масках содержатся черви или нанотехнологии».

Вот некоторые из нашумевших примеров дезинформации, распространявшейся онлайн и офлайн в 2021 году, в том числе в медиапространстве Кишинэу. Некоторые из таких материалов заимствовались и переводились с иностранных кликбейтных сайтов.

В прошлом году, как и в предыдущие годы, политически аффилированные СМИ распространяли прокремлевские сообщения, направленные против ЕС и НАТО, в контексте конфликта в Приднестровье, так и не разрешившегося за многие годы, или событий на востоке Украины. 2021 год был также годом выборов в Республике Молдова, и в этот период отмечались преднамеренная и агрессивная дезинформация и распространение недостоверных сведений. Более того, пошел второй год пандемии, а наше информационное пространство продолжает переполняться фейковыми новостями и конспирологическими теориями, касающимися вакцинации или защитных масок.

Дорогой друг, я рада приветствовать тебя в подкасте cuMINTE! Я Ана Сырбу, и в январском выпуске мы рассказываем о самой нашумевшей дезинформации 2021 года. Кто за ней скрывается, какова цель ее инициаторов, и, главное, какое влияние она на нас оказывает?

Для начала вспомним, что такое дезинформация. Согласно толковому словарю, «дезинформировать» означает «информировать недостоверно, тенденциозно (преднамеренно); вводить в заблуждение». Как пишет Владимир Волкофф, автор знаменитого «Трактата о дезинформации», это метод, позволяющий предоставлять недостоверные сведения общего характера третьим лицам, побуждая их совершать коллективные действия или распространять суждения, которые могут сыграть на руку дезинформаторам.

Сегодня мы побеседуем о самой опасной и вирусной дезинформации прошлого года с экспертом Румынского центра европейских политик Александру Дамианом.

Алекс, добрый день! Я рада вас слышать, даже зная, что вы за границей. В прошлом году вы наблюдали и анализировали, как в Республике Молдова распространялись фейковые новости и проводились кампании по дезинформации. Как вы считаете, какие эпизоды дезинформации оказались самыми громкими?

Александру Дамиан: Это сложный вопрос. На мой взгляд, подобных моментов столько, что мне очень трудно выделить самые нашумевшие из них, потому что в Молдове проводились выборы, и было много замыслов, я думаю, против Майи Санду, во-первых, и, возможно, против PAS, во-вторых. Но, конечно же, дезинформация о пандемии COVID-19 продолжала распространяться. Собственно, она и сыграла основную роль. Мы считали, что после 2020 года им уже станет нечего выдумывать, когда Республику Молдову заполонили всевозможные слухи и фейковые новости, но, как говорится, для фейковых новостей, дезинформации, и, наверное, для российских лабораторий, где разрабатываются подобные идеи, sky is the limit. Меня больше всего впечатлил слух о том, что вакцина Pfizer якобы вызывает бесплодие. Он был потрясающий в своем роде – он одной страной не ограничился, эта новость распространялась и в Румынии, где ее заимствовали, да еще и добавили к ней, что она вызывает бесплодие у трех поколений, а не только у одного поколения, как писали в Республике Молдова. То же самое с защитными масками, в которых якобы чего только нет  – там и черви, и нанотехнологии. И, похоже, классические фейки были переосмыслены еще в 2020 году, когда упоминалось, что Билл Гейтс якобы стремится контролировать весь мир и, возможно, Молдову в частности, а также слухи, которые усиленно распространялись православными церквями в Молдове. Честно говоря, я испугался, в каких обстоятельствах они, похоже, действуют, а такие слухи циркулировали в 2020 и 2021 годах, и я уверен, что они продолжатся и в 2022 году.

А почему, на ваш взгляд, именно эти фейки, которые вы перечислили, стали вирусными?

Они задуманы и подготовлены специально для Республики Молдова. Это очевидно. Думаю, они очень хорошо вписываются в идею о том, что и прежнее руководство Кишинэу, и прошлогоднее, и пророссийские СМИ работают над тем, чтобы сфабриковать другие реалии в Молдове, подорвать доверие к Европейскому Союзу. Соответственно, к подобным сообщениям склонны и партии на Востоке, утверждающие: «Мы уважаем и пропагандируем традиционную семью, мы христиане, мы чтим традиции». Цель мне представляется ясной: это была попытка подорвать доверие к ЕС, предпринятая, в частности, потому, что пророссийские партии не достигли сколько-нибудь существенных результатов. Вот в чем кроется проблема – дезинформации много, а результатов крайне мало.

Дезинформация, которую настойчиво распространяли в прошлом году, была, в частности, нацелена против правых партий и политиков в нашей стране. Например, процитирую такой заголовок: «Новый удар по местным производителям. Майя Санду отклонила закон о поддержке работников сельского хозяйства». Это фейк, распространяемый сайтами, аффилированными с социалистами. В другой тенденциозной статье указывается: «Проевропейское правительство отбивает у детей желание учиться. Мы намерены кардинально изменить эту ситуацию!». Такая дезинформация не нова. Кто за ней скрывается, известно, мы знаем даже авторов статей, это сторонники прокремлевских партий. Но в чем состоит их цель, кроме очернения противников? И какой вывод нам предстоит сделать из этих сообщений?

Я считаю, что у любой дезинформации есть определенная цель и целевая группа. То, что  наблюдали в прошлом году в Республике Молдова, – это множество фейков, направленных против ЕС, против НАТО, против проевропейских партий, против Майи Санду. Те, кто их создает, тщательно рассчитали свои цели, они располагают достаточными ресурсами для их распространения, это люди, которым за их продвижение платят. Однако есть и множество «полезных им идиотов», которые читают эту дезинформацию на сайте, неоднократно видят ее в других источниках, и у них создается впечатление, что это правда. Они (прим. ред.: лица, проводящие кампании по дезинформации) в значительной мере полагаются на отсутствие критического духа, свойственное многим в Республике Молдова. И не только в ней.

Каковы долгосрочные последствия распространения таких тенденциозных сообщений? Может ли это повлечь какие-либо последствия для отношений между Республикой Молдова и Европейским Союзом?

Я считаю, что дезинформация против ЕС или европейских ценностей возникла не вчера и не сегодня. Дезинформация существует испокон веков, а Молдова – полигон для всевозможной дезинформации и фейковых новостей. Или те из них, что подготавливаются в России или на Востоке, тестируют в Республике Молдова, а потом «доставляют», в частности, в Румынию. Я действительно думал, что в краткосрочной перспективе это касается двух туров выборов, президентских выборов, на которых победила Майя Санду, и парламентских выборов. С другой стороны, в долгосрочной перспективе такое положение дел подрывает доверие к ЕС. К счастью, это не отразилось ни на выборах, ни на уровне доверия. Были моменты, когда эти кампании казались успешными, в медиапространство вбрасывалось множество фейковых новостей, и они становились вирусными. Тем не менее, пока их не связывали с чем-то практическим, осязаемым для граждан, на выборах прозвучал четкий ответ против фейковых новостей, против этой прокремлевской политики, а граждане голосовали за другие, правые партии, за тех, кто придерживается европейских ценностей. Те, кто распространял фейковые новости, не настолько сильно подорвали веру в европейские ценности, как рассчитывали. Эффект последовал не столь драматичный, но опасность остается.

Кроме геополитики, прошлогоднюю общественную повестку дня во всем мире диктовала еще одна тема – пандемия. По мере того, как вакцины против COVID-19 становятся все доступнее для населения, недостоверная информация о них быстро распространяется на онлайн-платформах. Процитирую один из фейков, ставших вирусными в соцсетях: «Новый коронавирус – это бактерия, лечится антибиотиками». Было множество и других статей, например, «Почему Правительство скрывает побочные реакции на вакцинацию» или «В защитных масках содержатся черви и нанотехнологии». Как людям следует реагировать, сталкиваясь с подобными фейками?

Фейки о масках начались с того, что через них якобы передается вирус, затем –  что в них якобы обнаружились черви, и только потом были упомянуты нанотехнологии, якобы предназначенные для того, чтобы контролировать популяцию. Все они были примерно одного плана – поразительно, но даже такую информацию можно сделать вирусной, и доверчивые люди в нее поверят. Над этой дезинформацией можно разве что посмеяться, но, к сожалению, сейчас нам не до смеха. Мы наблюдаем последствия этих фейковых новостных кампаний повсеместно. Они развернулись во всю мощь в 2021 году и были направлены против кампании по вакцинации. В этом заключалась проблема. Но у нас есть профилактический инструмент, он называется вакциной. Она безопасна, проверена и перепроверена. Миллиарды людей привились, и с тех пор прошло больше года, а дезинформация о вакцине по-прежнему продолжается. Меня это одновременно и забавляет, и огорчает. То, что в Республике Молдова вакцинировано 30% людей – а это очень незначительный показатель, – это следствие, в том числе, и такой дезинформации. И отмечается оно не только в Молдове. Последствия очень масштабные. 

Кстати, вместе с Владленой Шуберницки и представителями Румынского центра европейских политик вы опубликовали исследование «Интоксикация и пропаганда в управлении кризисом COVID-19 в Республика Молдова». Пожалуйста, объясните вкратце, что содержится в этом исследовании, и к каким выводам вы пришли.

Мы опубликовали его летом 2020 года. Мы были настроены более пессимистично в отношении выборов. Мы считали, что сложившаяся ситуация еще больше подорвет проведение выборов в Республике Молдова. Наш прогноз не вполне оправдался. Люди сначала адаптировались к дельте, теперь к омикрону. К защитным маскам тоже привыкли. Что касается вакцины, отдельные новости заимствуются, как и раньше. Тогда я предполагал, что это потому, что Правительство в Кишинэу не изменилось. Думаю, дело преимущественно в этом. Никакой политики по борьбе с этими фейковыми новостями не проводилось. Я думаю, сейчас можно всерьез воспринимать только мнения специалистов и людей, понимающих нынешние реалии и имеющих опыт принятия решений в подобных ситуациях. К сожалению, мер против фейков не принимается. Похоже, органы власти в Республике Молдова и органы здравоохранения, по сути, занимают оборонительную позицию. Они дожидаются, пока появятся фейки, дезинформация, а потом борются с ними. А следовало бы действовать наоборот – предотвращать их распространение. Однако этого не происходит. И так дело обстоит не только в Республике Молдова.

Каковы последствия этой «политики интоксикации» для граждан Республики Молдова?

На человека выплескивают такое количество фейковых новостей, что он начинает им верить. Он уже не в состоянии разобраться, где правда, а где ложь. Если сто раз повторять какую-нибудь глупость, в конце концов, в нее могут и поверить. Такой «политики интоксикации» много – и внутренней, и внешней. Ее проявления до сих пор наблюдаются в Республике Молдова. В том и заключается проблема. Многие в Республике Молдова заимствуют фейки и повторно публикуют их. Я считаю, что Правительство Кишинэу должно создать руководство по выживанию в Республике Молдова, касающееся борьбы с фейковыми новостями. В самом деле, должна быть разработана политика выживания в ситуациях, когда на людей разом обрушивается столько дезинформации. Она влияет на все, что вы читаете, даже на события в семьях, в школах. Это непрерывный процесс интоксикации, а методов профилактики мало. Следовало бы прислушиваться к специалистам, развивать критическое мышление и повышать уровень медиаобразование. Это самое простое, что можно сделать или посоветовать. Что могло бы предпринять Правительство Кишинэу? Давайте выясним, что происходит в Западной Европе, и заимствуем некоторые модели передового опыта борьбы с кампаниями по дезинформации. Нам не нужно изобретать велосипед в Кишинэу, Бухаресте или Киеве. Речь идет об образовании, о специалистах. Все, что нужно – это специалисты, занимающие общественные должности, но надо искать людей, разбирающихся в сфере коммуникаций, подготавливать коммуникационные кампании, предназначенные для конкретных групп населения. Впрочем, об этом проще говорить, чем это сделать.

Вы считаете, что у нас действительно хотят и/или могут это сделать?

В Кишинэу есть специалисты, которые справились бы с этой задачей. Мы работали в Республике Молдова с учащимися и преподавателями, а также представителями системы здравоохранения при  проведении ряда мероприятий: семинаров, дебатов. Мы приглашали опытных людей, врачей, которые занимались борьбой с COVID-19, и они объясняли учителям и лицеистам, в чем заключается проблема с COVID, зачем применяется политика по его профилактике, почему надо прививаться. Такое общение результативно. Оно помогает выйти на целевые группы, которые еще не решили, верить фейковой новости или нет. Вот на них и надо направлять усилия.

Вы с оптимизмом смотрите на утверждение, что Молдова сумеет обеспечить полную информационную безопасность в будущем?

Не думаю, что существует страна, где такое возможно, и сомневаюсь, что эта цель достижима в восточном регионе, где проводится столько дезинформационных кампаний. Нынешнее положение дел изменится не слишком скоро. Дезинформационные кампании будут проводиться и через год, и через десять лет. Очень важно то, как мы противодействуем им и как мы можем ограничить их последствия. Напрашивается вывод: необходимо следить за теми порталами, которые противостоят дезинформации. Они существуют и в Республике Молдова. К ним просто нужно регулярно обращаться и читать публикуемую на них информацию. Такое чтение пошло бы на пользу абсолютно всему населению Республики Молдова.

Александру, благодарим за ценные сведения, которыми вы сегодня с нами поделились, а тебе, дорогой слушатель, остается только фильтровать информацию ЗДРАВО! Подпишись на нас в Google Podcasts, Apple Podcasts и SoundCloud. До скорой встречи!